Полосатый рейд

7 мая 2007 года, Журнал «Деньги» № 17 (623)

Первый вице-премьер Сергей Иванов призвал «отделить таможню от коммерции». Экспортеры и импортеры восприняли это как желание государства избавиться от брокеров, которые помогают им оформлять документы. Если правительство действительно отважится монополизировать рынок околотаможенных услуг, коррупции меньше не станет, просто посредники перейдут на нелегальное положение.

В анекдотах про взяточников чаще, чем таможенники, фигурируют разве что гаишники и налоговики. Власть тоже, конечно, в курсе насчет приграничной коррупции. В апреле прошлого года Владимир Путин заявил, что «пора покончить с экономическим экстазом, в котором слились таможня и бизнес». Не совсем официальный термин «экстаз» целый год был самым популярным в ФТС: о высшем пике наслаждения вспоминали на каждом значимом мероприятии. Но дальше слов дело не пошло, и уже в нынешнем апреле к этой теме на совместной коллегии Минтранса и ФТС обратился Сергей Иванов.

Вице-премьер пошел дальше своего начальника и конкретизировал, что именно неплохо бы ликвидировать: «Прежде всего я имею в виду так называемые околотаможенные услуги, когда фирма-посредник предлагает оплачиваемые услуги по организации сопровождения грузов при прохождении пунктов пропуска».

Как признаются участники внешнеэкономической деятельности (ВЭД), сейчас пересечь таможенный пост без помощи наемных специалистов действительно практически невозможно. При этом одни посредники помогают придерживаться закона, а другие — его обходить.

Таможня по-белому

Расценки на квалифицированную помощь при пересечении границы могут показаться не такими уж высокими. Например, чтобы ввезти фуру древесины из Германии в Москву, нужно заплатить 130 тыс. руб. за перевозку, 2 тыс. руб. за получение акта фитосанитарной проверки и 1,5 тыс. руб. за услуги таможенного оформления грузов (оформление грузовой таможенной декларации). Еще 1,6 тыс. руб. придется отдать на складе временного хранения, где груз пребывает, пока идет оформление, а если оно затянется — еще по 600-700 руб. за сутки стоянки. Но, учитывая объемы внешней торговли, итоговые суммы получаются впечатляющими. По оценкам Ассоциации международных автомобильных перевозчиков (АСМАП), рынок околотаможенных услуг в России — это $3 — 4 млрд. Всего же в России помогают оформлять, перевозить и хранить импортные товары до 1500 коммерческих компаний.
Несмотря на существенный оборот, этот рынок по сравнению с развитыми странами у нас имеет очень короткую историю. Все началось с постановления Совета министров СССР от 7 марта 1989 года #203 «О мерах государственного регулирования внешнеэкономической деятельности». Именно в этом документе впервые прозвучали непривычные для советского уха словосочетания «участник внешнеэкономических связей» и «декларирование товаров». Государство тогда отказалось от монополии на внешнюю торговлю, которая до того осуществлялась только под контролем Министерства внешней торговли.

Чтобы контролировать частные компании, которые пошли на открывшийся рынок, государство позаимствовало на Западе форму и название основного документа внешней торговли — грузовую таможенную декларацию (ГТД). Тогда и появились первые структуры, которые помогали заполнять непривычные бумаги и перевозить грузы через границу. Сначала их называли просто экспедиторами или спецэкспортерами. Действительно, «первоброкеры» были, как правило, прямыми наследниками профильных госструктур и даже носили их названия: «Союзвнештранс», «Союзтранзит» или фрахтовый агент «Трансрейл», отколовшийся от МПС. Таможенными брокерами — по аналогии с Западом — их стали называть в начале 90-х.

Первые три года этот рынок развивался медленно: с 1989 по 1991 год было выдано всего 62 свидетельства, но уже в 1992-1994 годах количество официальных фирм увеличилось до 384, а затем таможенная служба начала регистрировать более 100 новых компаний-посредников ежеквартально.

Один белый, другой серый

Сейчас деятельность легальной части этого бизнеса основана на принятом в 2004 году Таможенном кодексе. Согласно документу, все компании в отрасли разделены по своей специфике. Таможенные брокеры занимаются оформлением документов и уплатой пошлин, перевозчики перемещают грузы, а владельцы складов временного хранения (СВХ) предоставляют свои площади для хранения товара до его окончательного оформления. Заниматься этими видами деятельности коммерческие компании могут только после внесения их в реестры ФТС. В реестре таможенных брокеров, например, сегодня 404 компании.

Попасть в реестр — не единственное условие для работы. Компании еще должны подтвердить свою благонадежность с помощью финансового обеспечения. Таможенные брокеры обязаны предоставить финансовое обеспечение на 50 млн руб., перевозчики — на 20 млн руб., СВХ — на 2,5 млн руб. плюс 300-1000 руб. за 1 кв. м полезной площади. В качестве обеспечения выступают денежный или товарный залог, банковские гарантии или поручительство третьей стороны. Удобнее всего, а потому и наиболее популярно поручительство: оно не требует большого количества свободных активов и стоит значительно дешевле банковской гарантии. Главными поручителями и заодно брокерами на отечественном рынке являются компании ООО «Таможенная карта», Национальная ассоциация таможенных брокеров (НАТБ) и Фонд социальной поддержки сотрудников и ветеранов таможенной службы (С.В.Т.С.). Эти организации контролируют существенную долю рынка околотаможенных услуг. Скажем, С.В.Т.С. оценивает свою долю в 6%.

По оценке ООО «Национальный таможенный брокер» (НТБ), без услуг посредников обходятся компании, перевозящие через границу около половины от всего объема грузов (в штате у них есть свои специалисты по оформлению). Таможенные брокеры, действующие на основании официального свидетельства ФТС, обслуживают, как правило, крупные западные компании и помогают оформлять 30% от общего объема перемещаемых грузов. Оставшиеся приблизительно 20% приграничных услуг приходятся на долю серых и черных брокеров, главный лозунг которых — оформление любой ценой.

Нелегальные схемы

«Как правило, черные и серые брокеры оформляют грузы за подписью и печатью клиента: в случае, если преступная схема будет раскрыта, отвечать будет не брокер, а заказчик, подписавший документы»,— говорит гендиректор «Таможенного холдинга ’Группы ТАРГО’» Татьяна Круглова. «Услуги черных брокеров обычно пользуются спросом у тех участников ВЭД, которые пытаются сэкономить на таможенных пошлинах и налогах, а также обойти запреты и ограничения путем осуществления незаконных операций»,— поясняет генеральный директор НТБ Илья Козлов.
Когда участники ВЭД говорят об услугах серых или черных брокеров, то, как правило, имеют в виду недостоверное декларирование, когда под видом, например, пылесосов в страну ввозится другая техника. Такая практика иной раз дает ФТС изумительную статистику. Согласно официальным данным, в 2006 году в Россию было ввезено пылесосов и микроволновых печей на 14% больше, чем поступило в продажу: после пересечения границы вся эта техника будто исчезла. «Это так называемые товары прикрытия: под видом пылесосов в страну ввозят, например, более дорогие ноутбуки»,— объясняет глава Ассоциации торговых компаний и товаропроизводителей электробытовой и компьютерной техники (РАТЭК) Александр Онищук.

Черные же брокеры занимаются чистой контрабандой, используя своих людей на таможне. К услугам таких компаний, как правило, прибегают фирмы, ориентированные на разовые поставки. По данным АСМАП, совокупные платежи компаниям, предоставляющим незаконные услуги, в России составляют около $1 млрд.

Однако у руководства страны вопросы вызывает деятельность даже самых крупных брокеров. В 2006 году Генпрокуратура вдруг обнаружила, что здания некоторых таможен принадлежат коммерческим структурам, а еще там нередко располагаются фирмы, занимающиеся растаможкой. Особенно тесное сотрудничество у ФТС с «Ростэком» и С.В.Т.С. На сайте «Ростэка» прямо сказано, что на его долю приходится более 60% ежегодных капиталовложений, выделяемых на проектирование и строительство объектов таможенной инфраструктуры. Впрочем, руководство ФТС утверждает, что при растаможке товаров преференций у этих структур нет.

Да и закон напрямую не запрещает коммерческим структурам владеть таможенными объектами. Красноречива прошлогодняя статистика МЭРТа: из 413 пропускных пунктов более трети находятся на балансе различных коммерческих структур ОАО РЖД и Минтранса, а 13 пунктов вообще принадлежат частникам, формально ни с какими ведомствами не связанным. И за год ситуация не изменилась. Ведь даже если наводить порядок только в этой части, то есть перевести все пункты под крыло государства, то на переоборудование каждого потребуется $50-70 млн. Такие траты в бюджете не предусмотрены, да власть еще и не объяснила, как именно будет наводить порядок. Сценарии возможны как радикальные, так и «ползучие».

Монополия на таможню

Самый жесткий вариант таможенного переустройства — государственная монополия на околотаможенные услуги. Такой сценарий, впрочем, может осуществляться по-разному. «Есть три варианта развития событий. Первый: государство самостоятельно построит сети офисов и склады временного хранения. Второй: выкупить у коммерческих структур все по рыночной цене. Третий: коммерческие структуры передадут в собственность государству на его условиях те помещения, которые сейчас занимает таможня»,— говорит Илья Козлов из компании НТБ. Какие понадобятся бюджетные вливания при любом варианте монополизации рынка — оценивать никто не берется.

«На Северо-Западе сейчас нет ни одного СВХ, принадлежащего государству. Выкуп собственности у коммерческих структур, владеющих таможенными терминалами, повлечет значительные бюджетные затраты. Да и вряд ли государству целесообразно брать на себя обязанности, осуществляемые профессиональными участниками»,— говорит руководитель таможенной практики компании Dla Piper Вильгельмина Шавшина. Стоимость современного СВХ площадью от 3 тыс. кв. м эксперты оценивают в $20 млн. А только на территории Москвы и Московской области работают 16 таких складов.

Еще один вариант развития событий на совместной коллегии ФТС и Минтранса предложил представитель Международной ассоциации перевозчиков Рафик Сулейманов. Речь идет о передаче функций таможенного сопровождения его ассоциации, то есть о создании на рынке контролируемого государством, но формально независимого монополиста. Впрочем, если чиновники все-таки отважатся на подобный шаг, все эксперты предрекают многократное увеличение числа черных брокеров.

«Посредники все равно будут, потому что их деятельность востребована рынком,— уверена Татьяна Круглова из ’Группы ТАРГО’.— Если ликвидировать институт врачей, им на смену придут знахарки. Людей кто-то должен лечить. Пусть лучше это делают профессионалы. В интересах государства — способствовать обелению бизнеса, а не загонять его в тень».

Впрочем, «игра в монополию» вряд ли будет начата в ближайшее время, полагает эксперт по ВЭД компании СТМ Валерий Глыздов. Да и вообще не факт, что правительство ратует именно за это. «Сергей Иванов высказался не за запрещение коммерческим структурам заниматься услугами, связанными с таможенным оформлением грузов, он говорил о том, что целый ряд коммерческих структур поддерживают так называемые серые потоки грузов через границы,— полагает Илья Козлов.— Вот их деятельность, безусловно, должна пресекаться государством». Однако если полная монополия — перспектива отдаленная, то уже в этом году игроков на околотаможенном рынке может стать гораздо меньше.

По праву сильных

С февраля этого года в ФТС ведутся разговоры об увеличении суммы обеспечения для таможенных брокеров. Факт проработки такой идеи подтверждал заместитель главы ФТС Владимир Малинин. ФТС пока не сообщает точных размеров финансового обеспечения, но объясняет, зачем это надо. «Товары становятся более дорогими, растут размеры таможенных платежей — и обеспечение тоже должно расти»,— заявили в ФТС.

Крупные участники рынка поддерживают эту идею. «Увеличение обеспечения вполне резонно, потому что растет стоимость ввозимых грузов, и брокер, который оформляет грузы, должен нести адекватную ответственность за возможные нарушения в работе,— говорит Илья Козлов.— Повышение барьера — это фильтр от недобросовестных фирм-однодневок».

Впрочем, его оптимизм разделяют не все. «Речь идет об увеличении ответственности брокера перед государством. Но она будет распространяться только на ту категорию деклараций, на которых стоит печать брокера, и обходить те декларации, которые были как бы оформлены экспортерами и импортерами самостоятельно, а на самом деле — наверняка с помощью черных посредников»,— говорит Татьяна Круглова.

«Размер обеспечения, на мой взгляд, и так достаточно велик. Его рост осложнит деятельность брокеров, работающих в рамках законодательства. Они будут вынуждены поднять тарифы, и клиенты уйдут к теневикам, на которых изменения никак не отразятся»,— резюмирует председатель совета директоров компании «Партнер Логистик» Александр Северилов.
Увеличение стоимости таможенных услуг наверняка приведет к неприятным последствиям не только для бизнеса. «Если ФТС поднимет обеспечение на 20-30%, то импортные товары неизбежно подорожают где-то на 5%»,— прогнозирует Валерий Глыздов.

Для улучшения перевозки-хранения-растаможки, полагают эксперты, существуют более элегантные решения, чем монополизация рынка или завинчивание финансовых гаек.

После выпуска

Одна из высказанных Сергеем Ивановым идей — досматривать грузы не на таможенных постах, а уже внутри страны на складах. А чтобы фуры не «заблудились» по дороге, — оснащать их маячками типа ГЛОНАСС, позволяющими отслеживать передвижение грузовиков по территории страны. «Если фура свернет не в том направлении, применить к перевозчику миллионные разорительные штрафы»,— объяснил таможенникам необходимость маячков бывший министр обороны. Тот факт, что система ГЛОНАСС заработает, по самым оптимистическим прогнозам, лишь в 2009 году, вице-премьера не смущает.

Существует и более реалистический план. В ФТС прорабатывается идея о делении всех импортеров на две группы.

«В первую группу попадут компании, регулярно осуществляющие поставки. Во вторую — случайные участники ВЭД,— заявила начальник отдела проверок лиц, осуществляющих оптовую и розничную торговлю товарами иностранного производства, управления таможенной инспекции ФТС Марина Лякишева.— ФТС будет проверять первую группу компаний после выпуска товара, причем выборочно». Случайных участников, естественно, проверять планируется по полной.

Освобождая «благонадежных» от тщательного досмотра на границе и при выпуске товаров, ФТС собирается усилить их проверку внутри страны. Готовятся поправки в Таможенный кодекс, которые дадут ФТС право проверять компании в течение трех лет после выпуска товаров (сейчас — один год). По мнению ФТС, это должно снизить роль брокеров как таковую и уменьшить объемы серого импорта — государство сможет искать и изымать его не только при пересечении границы. На практике это может выглядеть так. В магазин приходит таможенная инспекция и сверяет серийные номера пылесосов с базой ввезенных образцов: если они там не значатся, значит, на полках — контрабанда.

Эта схема, конечно, вовсе не является идеальным оружием против коррупции. С одной стороны, встает вопрос, как отбирать проверенных: у нас, как известно, крупнейшими серыми импортерами подчас оказываются ведущие компании. С другой стороны, сами экспортеры и импортеры замечают, что, возможно, лучше уж один раз отмучиться на таможне по общим правилам, чем потом три года жить в ожидании внезапной таможенной инспекции своих розничных магазинов.

Сходятся все в одном: проблема слияния коммерции и таможни не имеет простых решений. По словам председателя совета директоров компании «Партнер Логистик» Александра Северилова, необходимо изучать не только зарубежные, но и отечественные наработки. Господин Северилов приводит в пример свою фирму, разработавшую технологию предварительного информирования: она предусматривает подготовку грузов, сбор и предоставление информации о них в таможенные органы до ввоза товаров в Россию. Затраты времени на оформление в этом случае сокращаются на порядок.

По словам депутата Госдумы Надежды Азаровой, сейчас готовится сразу три законопроекта о внесении поправок в Таможенный кодекс: о пересечении госграницы транспортом, об изменении в части основных понятий кодекса и, наконец, о контрафакте и упрощенной системе оформления импорта. Работа над ними, впрочем,— в самом начале. Участники рынка надеются, что государство не будет изобретать велосипед: в США и Европе, к слову, таможенные брокеры действуют уже более столетия, и их деятельность как-то удается держать под контролем.

Иван Марчук