Чем кризис успокоится

27 мая 1998 года, Журнал «Деньги» № 9 (173)

На прошлой неделе все говорили о кризисе. Еще бы! За последние полгода рубль переживает уже третью мощнейшую атаку спекулянтов. Впрочем, о том, что в стране финансовый (и не только) кризис, знает даже ребенок. Взрослое же население куда более интересуют сейчас ответы на вопросы, когда и чем все это кончится и что следует предпринять, чтобы избежать убытков. Вот мы и спросили об этом руководство Минфина, Центрального банка, ФКЦБ, независимых экспертов, авторитетных финансовых аналитиков. Амплитуда колебаний их ответов оказалась под стать амплитуде колебаний котировок на российском финансовом рынке.

Для начала коротко о том, что же, собственно, случилось на финансовом рынке на прошлой неделе. А случилось вот что.

В пятницу 15 мая за первые 50 минут торгов котировки ГКО упали на 2-4%. Участники рынка начали массовую скупку валюты, и объем торгов на ММВБ достиг рекордного с середины 1995 года значения — почти $300 млн. Рекорд поставили и котировки акций — они упали до минимального за последние 17 месяцев уровня. Чтобы остановить падение цен, Минфин и Центробанк были вынуждены начать скупку ГКО, направив на это средства из специального резервного фонда. Пытаясь тем самым ослабить давление на рубль, ЦБ повысил ставку по ломбардным кредитам с 30 до 40% годовых. Это помогло, но не надолго.

Уже в понедельник 18 мая цены снова стали снижаться. И 19 мая ЦБ вновь поднял ломбардную ставку — до 50%. А ставку рефинансирования — с 30 до 50% годовых. В результате цены на рынке межбанковских кредитов зашкалили за 100% годовых.

Тем временем котировки акций продолжали стремительно падать. Аналитики заявили, что основная причина падения — принятый Госдумой закон, ограничивающий долю нерезидентов в капитале РАО «ЕЭС России» 25%, в то время как на данный момент им принадлежит более 28%. Напуганные иностранцы начали избавляться от акций РАО, и это потащило вниз весь рынок.

Все это вынудило правительство выступить с довольно резкими заявлениями. 19 мая правительство пообещало, что обжалует закон об акциях РАО в Конституционном суде. Еще дальше пошел глава ФКЦБ Дмитрий Васильев, который уже на следующий день заявил: что бы ни решил Конституционный суд, доля иностранцев в капитале РАО не уменьшится принудительным путем — Федеральная комиссия просто не зарегистрирует дополнительную эмиссию акций «ЕЭС России».

Это возымело действие. В результате 20 мая министр финансов Михаил Задорнов и председатель ЦБ Сергей Дубинин на совместной пресс-конференции с уверенность сообщили народу, что финансовая ситуация в стране стабильная. А глава ЦБ даже предложит «плюнуть в глаза» тем, кто распускает грязные слухи о девальвации рубля. (Подробнее о том, как правительство и ЦБ отбивало очередную мощную атаку на рубль, читайте в журнале «Коммерсантъ-ВЛАСТЬ».) К концу недели рынок действительно более или менее успокоился. И замер в ожидании: что дальше?

Хуже не будет

Отвечая на этот вопрос, представители финансовой власти все как один прогнозируют подъем российского рынка. Правда, по-разному.

Наиболее оптимистична начальник департамента ценных бумаг Минфина Белла Златкис: 20 мая стал днем перелома. Мы сумели стабилизировать рынок. Впрочем, в падении доходности не заинтересованы и банки, поскольку от переоценки своего портфеля госбумаг они теряют больше, чем выигрывают на краткосрочных спекуляциях. Я полагаю, что здравого смысла у всех участников рынка, ЦБ и Минфина хватит, чтобы разобраться в ситуации и начать снижение доходности облигаций. В любом случае мы резко ограничим свои заимствования, а в отдельные периоды просто от них откажемся. И рынок, безусловно, отреагирует на это повышением цен и снижением доходности.

Более осторожен зампред ФКЦБ Александр Колесников: Честно говоря, не хотелось бы давать прогнозы. Я лишь могу сказать, что надо сделать, что хорошо бы сделать. Первое: внести проект коррекции закона по РАО ЕЭС (уже сделано). Второе: ужесточить требования к эмитентам (сейчас мы как раз занимаемся этой проблемой). В частности, надо ужесточить требования по раскрытию информации российскими эмитентами и либерализовать их доступ на западный рынок. Если все это заработает, кризис будет преодолен и начнется рост.

Еще более любопытна позиция Центрального банка. Ирина Ясина, начальник департамента общественных связей ЦБ: Только от правительства зависит, что будет происходить на рынке. Решить бюджетные проблемы средствами денежно-кредитной политики нельзя. Да, будет некоторая стабилизация, но скорее тактическая стабилизация в ожидании действий правительства. Если не будут приняты эффективные меры, кризис повторится.

С той же степенью уверенности государственные финансисты дают советы инвесторам. Белла Златкис: Еще 15 мая я не смогла бы ответить на этот вопрос. Теперь говорю с полной уверенностью: надо покупать ГКО. Их доходность столь высока, что компенсирует возможные риски изменения курсовой стоимости рубля. Кстати, такой же совет могу дать не только частным инвесторам, но и профессиональным участникам фондового рынка. Вкладывая деньги в ГКО, они смогут отыграть потери на рынке акций. А когда ситуация на рынке госдолга стабилизируется, можно будет с уверенностью ожидать роста на рынке акций.

Александр Колесников: Я никогда не советую покупать или продавать акции. Могу сказать только одно: следует внимательно следить за развитием рынка, обращая особое внимание на то, что — несмотря на кризис — он сохранил все положительные черты. Ликвидность рынка высокая, акции остаются недооцененными, в среднесрочной перспективе есть тенденция к росту. К тому же политика на рынке госдолга автоматически приведет к перетоку капитала на рынок акций. Куда менее оптимистична Ирина Ясина: инвесторам остается сейчас только ждать и верить в правительство.

Может быть и хуже

Впрочем, иных ответов от официальных лиц мы и не ждали. Кому же еще стараться убедить рынок в том, что ситуация скоро стабилизируется! Другое дело — независимые аналитики.
Вот уже месяц в коридорах власти ходит «закрытый» доклад, представляющий собой крайне пессимистичный прогноз развития финансовой ситуации в России. Кстати, ряд высокопоставленных чиновников считают, что этот доклад мог послужить одной из причин отставки правительства, а содержащиеся в нем сценарии были использованы в ходе недавнего противостояния Думы и президента. По мнению его авторов, в самое ближайшее время финансовая система рухнет, Россия перейдет к новой мобилизационной экономике (предполагающей в том числе введение прямого президентского правления). Авторы уверены в неизбежном саморазрушении финансовой системы. Но развитие российского финансового кризиса будет, по их мнению, отличаться от общемирового. Катализатором валютного кризиса станет не фондовый обвал (это лишь завязка, и она уже произошла), а масштабный долговой кризис государства. Так что выйти из создавшейся ситуации можно «только через обесценивание необеспеченных обязательств государства».

Содержание доклада до последнего времени держалось в строгом секрете. И все же он стал достоянием общественности. Как полагают его авторы, произошла несанкционированная утечка, и сегодня «секретный» прогноз обсуждают не только в ФСБ, СВР и МВД, но и в кулуарах администрации президента, Минфине, ЦБ, Думе, Совете федерации. По нашим сведениям, доклад попал на стол и некоторых банкиров, в частности президента Внешэкономбанка Андрея Костина. Глава Центробанка Сергей Дубинин, по слухам, воспринял его как атаку на руководство ЦБ. Говорят, что накануне памятного выступления Дубинина, когда он впервые заговорил о грозящем России финансовом кризисе, тезисы доклада видели у него на столе.

Большинство читателей даже не подозревают о том, кто написал этот доклад. Мы провели собственное расследование и выяснили, что он подготовлен Российским торгово-финансовым союзом (РТФС), который возглавляет Станислав Пугинский.

РТФС — некоммерческая организация, созданная по распоряжению президента в марте 1993 года. Среди учредителей союза: «Росвооружение», «Зарубежэкономсервис», «Ингосстрах», «Разноимпорт», «Союзвнештранс», «Станкоимпорт», «Радиокомплекс», «Уралкомплекс», Авиабанк, Конверсбанк, Токобанк, Промрадтехбанк, Российская финансовая корпорация. Согласно учредительным документам, РТФС ведет мониторинг экономических и политических процессов в России и за рубежом.

В эксклюзивном интервью журналу «Коммерсантъ-ДЕНЬГш» Станислав Пугинский так сформулировал свою позицию: Нынешняя фаза финансового кризиса закончится скоро, думаю, в ближайшую неделю. Но следующий его виток может произойти в любой момент. Мне бы хотелось надеяться, что это случится как можно позже, ближе к осени. Что же касается девальвации рубля, то она неизбежна (до конца года — в пределах 30%). По этому поводу я готов заключить с г-ном Дубининым фьючерсный контракт, пари, если хотите. Если девальвации не произойдет, г-н Дубинин может плюнуть мне в глаза, а если все же это случится, я хотел бы получить право на ответные действия.

Когда будет лучше

А что же участники рынка? Надо отметить, что они не разделяют ни оптимизма финансовых властей, ни пессимизма аналитиков РТФС. Их главный принцип: «Поживем — увидим». Впрочем, жить, судя по всему, им становится все труднее.

Рубен Варданян, президент компании «Тройка-Диалог»: При нынешней доходности ГКО рынок акций малоинтересен. Поэтому снижение ставки заимствований будет важным свидетельством преодоления кризиса на фондовом рынке. При этом неизбежно вмешательство и общемировых факторов, и внутриполитических. В результате на преодоление последствий кризиса может потребоваться от 2-3 месяцев до полутора лет. В настоящее время инвестору не следует предпринимать активных действий, следует подождать прояснения ситуации и какой-то стабилизации. Вложения сейчас привлекательны только для очень рискованных инвесторов и пока только на длительный срок.

Якови Гривидшис, эксперт по рынкам Восточной Европы Ballmaier & Schultz: Сейчас я и большинство моих коллег пришли к мысли, что глобальное снижение котировок на российских финансовых рынках, начавшееся несколько недель назад, продлится еще несколько месяцев. Мы считаем, что в течение двух следующих месяцев на российском рынке должен сформироваться некий уровень поддержки за счет притока иностранного капитала, а также стабилизации политической ситуации в России. Главное, чтобы к инвесторам вернулась вера в Россию. Ведь никто не станет вкладывать деньги в страну, где голодные шахтеры выходят на большую дорогу, где люди не получают зарплату (тут и до гражданской войны недалеко), да еще Дума с импичментом президента. Ну кто, скажите мне, кто пойдет в такую страну? Только отпетые спекулянты! Так они уже давно здесь. И не надо ждать, что они вынесут российский рынок на своих руках из той ямы, где он сейчас находится.

Сергей Бойченко, начальник отдела по работе с клиентами на рынках Восточной Европы Salomon Brothers: Если прогнозировать развитие событий на ближайшее время, с уверенностью можно сказать одно: никаких взлетов, скачков и тому подобного в ближайшие несколько месяцев не будет. Повышение котировок будет сменяться аналогичным падением, и рынок будет возвращаться на свои прежние позиции. Однако в долгосрочной перспективе, получив уверенную поддержку со стороны иностранных инвесторов, котировки акций российских эмитентов при малейшем поводе, которым может стать любая положительная новость, начнут уверенный долгосрочный рост.

Петро Вадула, начальник отдела исследования акций «МФК-Ренессанс»: То, что происходит сегодня в России, не поддается никакой логике. Казалось бы — правительственный кризис миновал, котировки на нефть на мировых рынках нащупали уровень поддержки еще около месяца назад. В таких условиях говорить о том, что во всем виноват какой-то определенный фактор, просто нельзя. Поэтому нынешнее падение котировок нелогично и непонятно, и сейчас лучше вообще ничего не предпринимать, чтобы не наделать непоправимых ошибок. Продавать сегодня акции — нонсенс. Как говорится, кто не успел, тот опоздал. Котировки упали до такого уровня, при котором говорить о продаже просто бессмысленно. Сейчас стоит задумываться о том, какие акции лучше купить на долгосрочную перспективу. И не просто купить, а купить, продав ГКО.

Кен Пейн, аналитик Regent European Sequrities: Сейчас самое время выбрать приоритеты, наметить наиболее интересные, приемлемые по цене, перспективные бумаги. Скажем, сегодняшняя высокая доходность гособлигаций позволяет ожидать в будущем больших прибылей Сбербанка. А в данный момент его акции дешевы, и их можно рассматривать как потенциальный объект инвестиций. Конечно, надо искать и другие варианты.

Эд Бучет, советник по стратегическим вопросам Merrill Lynch: Стратегическим инвесторам я бы посоветовал (не более того) поработать на рынке ГКО, но не больше месяца. А после того как ситуация станет более определенной, перейти на рынок акций, навести порядок в портфелях, перетряхнуть их. Однако ни в коем случае не следует делать этого сейчас — уже слишком поздно. И еще мне хотелось бы посоветовать читателям «Денег» трезво смотреть на происходящее и ни за что не поддаваться эмоциям. Они очень плохой советчик на рынке.

Максим Буйлов, Елена Киселева, Илья Плаксин, Петр Рушайло

 


 

Не дай бог

Хроника индонезийского бунта

Комментируя события на российских рынках, один из трейдеров сказал нам: «С финансовой точки зрения Москва все больше напоминает Джакарту». Будем надеяться, что сравнение ошибочно. Потому что состояние, в котором оказалась Индонезия после кризиса, плачевно.

Выглянув утром из окна, шотландский геолог Боб Парк, не первый год живущий в Джакарте, обнаружил припарковавшийся у его входной двери танк. По дороге в офис он насчитал десять сожженных дотла машин. Китайский квартал в руинах: китайцы живут лучше других, поэтому их лавки и дома были разгромлены первыми. Супермаркеты и торговые центры разграблены. Парку позвонили и дали 15 минут на то, чтобы собрать вещи и покинуть Индонезию — никто не поручится за его безопасность.

В результате прошлогоднего азиатского кризиса миллионы индонезийцев лишились работы, в деревнях начались голодные бунты. За несколько месяцев обанкротились многие предприятия: новый «Мерседес» можно купить на улице по бросовым ценам. В январе начались демонстрации студентов, требовавших отставки президента и проведения политических и экономических реформ.

Для преодоления кризиса МВФ пообещал Индонезии $43 млрд. С условием проведения последовательной экономической реформы, в частности отмены государственных дотаций на нефтепродукты и электроэнергию. По мнению ряда экспертов, согласившись на условия МВФ, президент страны Сухарто подписал себе смертный приговор: резкое повышение цен и массовые недовольства стали неизбежными. МВФ терпеливо ждал от индонезийских властей доказательств проведения обещанной реформы. Правительство объявило, что с 5 мая повышаются на 70% цены на нефть, дорожает электроэнергия и транспорт, и МВФ наконец заявил о выделении первого миллиарда долларов. Однако начавшиеся 4 мая массовые волнения в Джакарте меньше чем через три недели привели к падению одного из самых опытных в мире диктаторов.

Накануне повышения цен в Медане, третьем по величине городе Индонезии, начались беспорядки. Студенты вышли за пределы университетских кампусов и начали громить магазины и поджигать автомобили. Армия применила оружие; в столкновениях были убиты 6 и ранено около 100 человек, сотни домов сожжены или разграблены. Через три дня в Медане удалось навести порядок, однако ситуация в стране уже вышла из-под контроля.

В Джакарте прошли студенческие демонстрации. Начались погромы. Сожжены и разрушены более 4000 магазинов, 10 государственных контор, 11 полицейских участков и постов, 3803 частных офиса, 65 банков и 535 финансовых контор, 24 ресторана, 12 отелей, 12 бензозаправочных станций. Правительство оценило ущерб от беспорядков более чем в 2,5 трлн индонезийских рупий (около $250 млн). За неделю в городе погибло около 500 человек.

Жены и дети иностранцев решили переждать в Сингапуре, бросив свои дома на прислугу. Мужья переселились в гостиницы, опасаясь, что за магазинами придет черед особняков. Обычно оживленные залы прилета в джакартском аэропорту опустели. Зато в зале вылета — тысячи людей, пытающихся попасть на самолет. Посольства США и Англии, многие компании заказали дополнительные рейсы. Сотрудник одного пятизвездного отеля поделился своим планом на случай приближения погромщиков: «У нас уже приготовлены пакеты с продуктами, чтобы от них откупиться». До сих пор подобные «мирные переговоры» удавались. Так, служащие одного банка спаслись от погрома, бросая в толпу пачки банкнот.

Глядя на то, что творится в Джакарте, некоторые склонны упрекать МВФ в чрезмерно жесткости — мол, его требования были заведомо невыполнимыми и только усугубили и без того незавидное положение населения, спровоцировав демонстрации и погромы. На это можно возразить, что отнюдь не МВФ довел страну до тяжелого кризиса и отнюдь не семья Камдессю контролирует экономику Индонезии. Примечательно, кстати, что объявленная МВФ финансовая помощь Индонезии оказалась даже меньше, чем личное состояние семьи Сухарто ($46 млрд). Перед Сухарто стоял выбор: расправиться с бунтовщиками и тем самым лишиться поддержки как в Индонезии, так и в мире или уйти в отставку. Мусульманские и студенческие организации обличали президента, не желавшего расставаться с властью, и готовились к революционной борьбе. Однако их желания неожиданно сбылись: 21 мая Сухарто заявил об отставке.

О реакции мировых рынков на события в Джакарте см. стр. 50, 52.

Сергей Татевосов