Афганистан включает для России «зеленый свет»

11 марта 2002 года, Газета «Московский комсомолец»

Днем в Кабуле жарко, но, когда наступает вечер и солнце уходит за снежные шапки гор, афганскую столицу накрывает холод. Электрического отопления здесь нет. Греются дровами, больше, впрочем, похожими на гигантские щепки. Их продают вдоль дорог вместе с неизменными фруктами, орехами и гуманитарной помощью. Бычки в томате — наши родные, краснодарские, — можно встретить на каждом углу.

В город постепенно возвращается жизнь. Улицы полны машинами — полуразбитыми, с выбитыми стеклами — но машинами. «Пробки» почти такие же, как в Москве, усугубленные разве только тем, что никто не соблюдает здесь правил дорожного движения и не реагирует на уличных регулировщиков, которые с одинаковым усердием размахивают руками и ногами, да еще ишаками и верблюдами, плетущимися в общем потоке. Открылся первый кинотеатр — он «крутит» преимущественно индийские мелодрамы. Работают рынки. Война откатилась далеко от Кабула, но она не ушла отсюда. Остовы разбомбленных, сожженных домов покрывают город. Внешне это очень похоже на Сталинград 43-го года. И в то же время — на Петроград 17-го, таким, каким показывают его в фильмах о революции. Заросшие, бородатые люди с автоматами наперевес. Костры ночных патрулей. Комендантский час наступает здесь в 10 вечера и длится до пяти утра. Чтобы проехать по городу, нужно знать пароль (во вторник это было слово «барча» — «штык»; отзыв — Бадахшан).

Как ни странно, миротворцев — солдат из 24 стран, которые вошли в страну для «наведения порядка», — по ночам не видно. Они появляются на улицах только днем. Колесят на броневиках. Слоняются по рынкам. Афганцы относятся к ним с удивительным неприятием. «Если до лета „хариджи“ (иностранцы) не уйдут, мы выкинем их сами», — говорили нам солдаты, и их грозный вид не оставлял никакого сомнения, что слова эти — не пустые угрозы. К русским — отношение прямо противоположное. Стоит лишь сказать «Руссия» — и дикие бородатые лица расплываются в улыбке. Возможно, кому-то это покажется странным, но именно с Россией связывают свое будущее и простые, закутанные в тряпье афганцы, и одетые в европейские костюмы министры. Мы убедились в этом сами, проведя два дня в Кабуле.

Это была не простая поездка. «Экономический десант» — как метко выразился Замир Кабулов, заместитель директора 3-го азиатского департамента МшД России, человек, отвечающий сегодня за отношения между нами и Афганистаном, чье имя и фамилия регулярно служат поводом для острот журналистов. Именно российский МИД был инициатором этого беспрецедентного, уникального десанта. Представители более чем 30 наших крупнейших предприятий и фирм — государственных и частных — прилетели на два дня в Кабул, чтобы обсудить возможности взаимосотрудничества. Их принимали первые лица страны. Едва ли не все министры — начиная от министра транспорта и заканчивая главой МВД. Была встреча и с главой временного правительства Хамидом Карзаем. И везде звучал один и тот же рефрен: без помощи России Афганистан не сможет восстановиться, возродиться к мирной жизни.

Окончательные контракты и соглашения подпишут позднее (ожидается, например, что некий меморандум будет принят завтра, во время официального визита Карзая в Москву), но и того, что удалось сделать за короткие два дня, для начала более чем достаточно.

Так, гендиректор внешнеторгового объединения «Машиноимпорт» Ольга Вдовиченко (кстати, единственная женщина в составе делегации, один вид которой приводил темпераментных моджахедов в исступление) договорилась о том, что будет поставлять в Афганистан лесоматериалы, металлопрокат и светофоры (последнее было инициативой министра внутренних дел Юниса Кануни), а также участвовать в восстановлении нефтегазовых месторождений. Инвестировать средства в нефтяную промышленность севера страны готова и «Роснефть» — для первого раза на сумму в 50 миллионов долларов. «Сельхозпромэкспорт» намерен взяться за восстановление элеваторов (в свое время советские специалисты построили здесь сорок зернохранилищ, большинство из которых сейчас разрушены) и крупного ирригационного комплекса в провинции Нангархар. «Зарубежтранстрой» и МЧСовское агентство «Эмерком» — за дороги и строительство.

«Союзвнештранс» — за организацию наземных (в том числе и международные перевозки автомобильным транспортом) и авиационных перевозок (для чего, кстати, планируется возродить совместное предприятие «Афсотр» — гремевший некогда гигант советско-афганской дружбы). Перечислять можно долго. Конечно, все это пока лишь предварительные договоренности. До того момента, пока они лягут на бумагу, будут скреплены печатями и витиеватыми афганскими подписями, некоторые детали могут изменяться, корректироваться, однако сама суть останется неизменной.

«Эта поездка, — сказал в интервью „МК“ министр иностранных дел Афганистана д-р Абдулла, — очень важна, поскольку закладывает надежный фундамент в процветании отношений между нашими странами. Для Афганистана сотрудничество с Россией играет колоссальную роль, и, я надеюсь, оно станет развиваться сейчас гораздо более активно, ибо в отношениях этих наступает новый этап». Я слушал доктора Абдуллу и не мог отделаться от мысли: как переменчив мир, ведь еще лет пятнадцать назад люди, которые стоят сегодня у власти (и д-р Абдулла в том числе), именовались у нас «душманами» — врагами, если переводить дословно. Мы надеялись удержаться в Афганистане, поливая их свинцовым дождем, поднимая в небо «вертушки» и выбрасывая ДШБ на горные перевалы, но оказалось, что полированный стол переговоров — средство намного более эффективное, чем вырытый наспех окоп. «Россия не должна, просто не имеет права терять Афганистан, — говорит зам. директора департамента МшД Замир Кабулов. — и в силу исторической близости, и в силу геополитических, да и экономических причин, хотя мы нисколько не претендуем на монополию и выступаем не за конкуренцию, а за кооперацию. Но чтобы закрепиться здесь, мало одной только дипломатии и политики. Необходима экономическая основа. В конце концов, не надо забывать, что множество промышленных, социальных объектов возведено еще советскими специалистами. Кому, как не нам, восстанавливать их?». «Можно идти разными путями, — продолжает Кабулов, — например, вводить ограниченный контингент. А можно — строить дороги и больницы, фабрики и гидроэлектростанции. Первый путь уже опробован. Результат — налицо. Теперь пришел черед второго. Если угодно, я сравнил бы проведенный экономический „десант“ со штурмом дворца Амина, ибо подобно тому, как в декабре 79-го с него зародился новый этап советско-афганских отношений, так и возвращение России в Афганистан может начать свой отчет с появления здесь наших коммерсантов».

...Мы улетали уже под вечер. Солнце близилось к закату, и, когда самолет начал набирать высоту, наступила темнота — моментально, прямо на глазах, как бывает только на Востоке.

Александр Хинштейн